Даниэль де Сант-Этьен
Stop the World – I Want to Get Off (с)
Немного из «Катары: бедняки Христовы или апостолы Статаны?»
Перевод замечательной credentes: http://credentes.livejournal.com/206898.html

С их точки зрения, Отец отправил Своего Сына на землю не для страданий и смерти на кресте, а как посланца, принявшего образ человека, но не в отягощенной злом плоти. Словом Евангелия, «Благой Вестью», пришел Христос напомнить падшим ангелам о потерянном рае и о любви Отчей. И задачей апостолов было нести и распространять это послание пробуждения, адресованное всем людям. Кроме того, перед тем, как вознестись, Христос научил апостолов правилам «закона жизни», то есть, «дороги справедливости и правды» Добрых людей, отказавшихся от насилия, лжи и клятв – а также таинству, обеспечивающему спасение. Прямые наследники апостолов, Добрые Христиане, в свою очередь, претендовали на то, что они являются хранителями дара связывать и развязывать и отпускать грехи, который Христос передал Своей Церкви. Именно это является главным признаком христианской Церкви, и они демонстрировали это наследие, произнося Отче Наш, благословляя и преломляя за своим столом хлеб Слова Божьего в память о Христе. Как и протестанты, они не верили в его реальное превращение в тело Христово. Они также отводили особую роль практике таинства, смывающего грехи и спасающего души, то есть крещению Духом путем возложения рук, единственного таинства, основанного, согласно их мнению, на Новом Завете, и которое действительно зафиксировано как раннехристианский ритуал.

С точки зрения католических властей, абсолютной ересью был, конечно же, не дуализм, возникший из их интерпретации Библии и постепенно развивающийся (он вполне соответствовал духу того времени), а их концепция чисто божественной природы Христа, позволившая сравнивать их с великими раннехристианскими ересями – монофизитством, адопционизмом, арианством. Катарские проповедники имели разные версии этого докетизма и христологии – кто считал Христа Сыном Божьим, кто – ангелом Божьим, посланным на землю в человеческом образе и «вотенившемся» через Деву Марию, которая тоже иногда считалась ангелом небесным. Они не придавали никакого сакрального смысла распятию – с их точки зрения, оно было только орудием страдания и смерти, орудием зла. Для них абсолютно логичным было то, что лежащий во зле мир преследовал Христа и апостолов Его, и именно потому миссией Христа было не быть преследуемым и умереть, но передать Свое послание о Спасении через Евангелие, а также таинство крещения Духом. Ересь катаризма ставила Пятидесятницу выше Страстей.

На улицах окситанских бургад Добрых Мужчин и Добрых Женщин встречали как «Добрых Христиан, имеющих большую силу спасать души». Суровость и апостольская модель их нравов и обычаев служила гарантией действенности той традиции спасения, носителями которой они были. Для христианского народа, запуганного ужасами вечного проклятия, они открыли радостную надежду и проповедовали, что все души, дети истинного Бога, «созданы благими и равными между собой, и все будут спасены». Они предлагали всем верующим путь спасения через следование евангельским предписаниям и таинство consolament (утешение, по имени Параклета, Духа Святого «утешителя», сошедшего на апостолов в Пятидесятницу), делающее из обычного человека Доброго Христианина. Это единственное таинство заменяло им крещение, покаяние, посвящение и соборование.

Частично успех катаров объясняется тем, что они избавили средневековый христианский народ от постоянного ужаса перед Страшным Судом и вечным адом. С XII столетия катары проповедовали, что вечность является неотъемлемым признаком божественности, а зло может проявляться только во времени, оно иллюзорно и преходяще. Крещение Духом спасет все души. Нет никакого другого ада, кроме этого мира.

От 1000 года до XIV века мы видим неразрывное единство катарских и богомильских Церквей, и несмотря на тысячи различий и нюансов между их толкованием Писания, они практиковали одно и то же, единственное таинство крещения путем возложения рук, означающее Церковь апостолов. Во времена толерантности и свободы вероисповедания только епископальная иерархия резервировала за собой право уделения consolament посвящения послушников, оставляя остальным христианам, жившим в общинах, consolament больных и умирающих. Но, тем не менее, все христиане и христианки имели власть и право отпускать грехи и спасать души путем consolament, и когда настали времена преследований, они так и делали – в том числе и Добрые Женщины.

@темы: ~l'hérésie~, ~l'histoire~, ~le catharisme~, Коллекционер мыслей